Информационно-творческие проекты — ГДЗ к учебнику по всеобщей истории Древнего мира. Вигасин, Годер. 5 класс

ПАТРИОТИЗМ ГРЕКОВ В ВОЙНАХ С ПЕРСАМИ

Патриотизм греков в войнах с персами. Почему демократия воспитывала любовь к своему отечеству? Какие сражения с персами и почему могут служить примером патриотизма греков?

На мой взгляд патриотизм греков и любовь к родине греков никак не связаны с победами над персами. Давайте заглянем поглубже, чем страницы учебника. И мы найдем множество примеров отсутствия патриотизма греков в противостоянии с персами. Например, знаете ли вы, что, когда персы прислали во все греческие города послов с требованием «воды и земли», как знака подчинения, лишь Спарта и Афины дали категорический отказ. Большая часть островов Эллады и многие города, например Фивы согласились подчиниться персам. Такое поведение можно назвать патриотичным?



Вот еще пример. Перед марафонской битвой персы высадились на острове Эвбея и осадили Эретрию. Город пал, когда персам открыли ворота некоторые эретрийцы. Персы вошли в город, разграбили его, сожгли, а всех граждан обратили в рабство. Были ли предатели эретрийцы патриотами?

Когда Афины поняли, что персы не собираются шутить и опасность именно Афинам более чем реальна, они … впали в замешательство. Бесконечные дебаты на народном собрании. Сторонники сопротивления спорят с противниками борьбы. Лишь усилиями Мильтиада удалось собрать ополчение всего из 9 тысяч гоплитов. Персидский экспедиционный корпус был минимум в два раза больше. Афины позвали на помощь Спарту – Спарта не пришла (вернее, пришла, но не сразу), сославшись на то, что нельзя выступать в военный поход до полнолунья. Кто пришел на помощь Афинам? Всего лишь 1 тысяча человек из Платей. Можно ли говорить о какой-либо сплоченности греков в тот момент даже перед лицом такой серьезной опасности?

Будем откровенны, греки одержали победу при Марафоне по воле случая. Они победили только потому, что в битве практически не участвовала конница персов, все войско было занято погрузкой на корабли, поскольку нельзя моментально погрузить на корабли 25 тысяч человек — для этого требуется время. Персидские лучники тоже не смогли оказать существенного влияния на битву, поскольку персы не ожидали нападения, а греки быстро преодолели простреливаемое расстояние до персидского войска и ввязались в ближний бой. В этом случае лучникам оставалось бить только поверх голов своих пеших воинов, но при построении фалангой практически вся верхняя часть греческого воина была защищена бронзовым шлемом коринфийского типа, своим щитом и щитом товарища справа.

Если учесть, что по сообщениям Геродота греки потеряли 192 человека, а персы 6400 человек — это была не битва с превосходящим по силам противником, а скорее сражение с неорганизованным и наполовину погруженным на корабли войском. При этом нельзя не признать отвагу афинян, сражавшихся за свою родную землю и развеявших миф о непобедимости персидской армии.

Вспомним, как проходила битва при Марафоне. Греческое войско прибыло к Марафону и расположилось на холмах, преградив единственную дорогу на Афины. Несколько дней греческий стратег Мильтиад выжидал, опасаясь выходить на равнину, где была сильна конница персов. Кроме того, Мильтиад ожидал подхода подкрепления от Спарты. Со своей стороны персы, хотя и имели численный перевес, тоже опасались идти в холмы, где у них была бы более слабая позиция. Персидский полководец принял решение не вступать в бой у Марафона, где их конница не могла развернуться и ударить в полную силу, а погрузиться на корабли и, обогнув Аттику, напасть на лишенный войск город Афины.

Однако, увидев, что персы грузятся на корабли и уже вся конница находится на них, греки решились на внезапное нападение, даже не дожидаясь спартанского войска. Греки вышли на равнину и выстроились фалангой с усиленными флангами. Персы не ожидали нападения. Греки подошли к оставшемуся на берегу пешему войску персов на расстояние около 200 метров и побежали в атаку. Пользуясь численным перевесом, персы смогли опрокинуть центр греческого войска и продвинуться вглубь фаланги, однако на флангах греки отбросили персов и с двух сторон обрушились на вклинившееся в их ряды персидское войско и обратили его в бегство. Греки преследовали персов до самого берега и даже смогли захватить 7 кораблей из 600 приплывших.

Поняв, что отступившие персы отправились морем на Афины, греки быстрым маршем преодолели расстояние до Афин и встретили врага у своего города. Персы побоялись высаживаться на берег и уплыли. Тем временем прибыли опоздавшие на битву спартанцы, которые воздали должное храбрости афинян. Не будем подвергать сомнению храбрость и патриотичность афинского войска, они действительно понимали, что если они проиграют, то свободе Афин придет конец.

Следующий пример. Афины праздновали победу — персы отступили. Вряд ли кто-либо в тот момент не понимал, что для находящейся на пике своего могущества Персии потеря 6 тысяч человек в битве при Марафоне не значит ничего, и что это было только начало. Все это понимали, но не желали верить. Лишь Фемистокла пытался что-то сделать. Он любыми способами (даже обманом) пытался создать морские военные силы для отражения персов на подходах к Элладе, поскольку понимал, что на суше персы будут непобедимы. Афины владели серебряными рудниками в Лаврионе. Собственником рудников было Афинское государство. А государственное имущество считалось собственностью всех граждан. Получаемые с рудников доходы делились между всеми гражданами. Фемистокл предложил направить получаемые от рудников средства на постройку кораблей. Предложение было воспринято весьма неоднозначно. Принимая его, каждый афинянин лишался хоть и небольшого, но верного денежного пособия, предоставляемого государством. Лишь обманом Фемистокл получил средства на постройку кораблей. Было ли это проявлением патриотизма со стороны граждан Афин?

На этом Фемистокл не остановился. В 481 году он организовал конгресс 30 древнегреческих государств, на котором наконец-то было принято патриотичное и согласованное решение совместно отражать предстоящее вторжение персов. Был провозглашён всеобщий мир, чем завершилась борьба между Афинами и Эгиной. Конгресс отправил во все свободные греческие города послов, приглашая всех к участию в войне и взывая к её национальному характеру. Посольство, однако, не имело успеха. Ахайя, Аргос, Фивы, Крит, Керкира, тираны Сиракуз и Акраганта уклонились от участия в будущей войне. Вот и еще одно проявление «сплоченности» греков перед лицом общей угрозы.

Идем дальше. Когда конгресс узнал о том, что на подходе к Элладе находится персидская армия в 250 тысяч человек, все единство моментально развалилось. Одни стали настаивать на том, что нужно сдать Афины и все северные города и дать бой на Коринфском перешейке, отделяющем самые южные территории Греции (Пелопоннес) от Аттики. Другие, естественно, представители севера говорили о необходимости остановить персов на севере в ущелье Темпе на границе Фессалии и Македонии. Сошлись на том, что защищать будут Фермопильское ущелье. Великий и грандиозный конгресс 30 греческих городов выделил против 250-тысячной персидской армии … 7 тысяч греческих воинов. Полагаю, комментарии излишни.

Далее идет битва в Фермопильском ущелье, отход греческой армии из-за опасения окружения, гибель царя Спарты Леонида и 300 спартанцев, действительно проявивших чудеса патриотизма и воинской подготовки. Параллельно с этой битвой проходит героическое морское сражение у мыса Артемисий, в котором Фемистокл с созданным афинским флотом пытается помешать высадке персов у Фермопил. Итог – всеобщее отступление и паника в Афинах.

Чтобы прекратить панику и приготовиться к последнему сражению Фемистоклу пришлось проявлять чудеса дипломатии, убеждая, манипулируя словами Оракула, угрожая гражданам Афин. Фемистоклу даже пришлось обыскивать спасающихся бегством «патриотичных» граждан Афин и изымать чрезмерное количество денег, которые убегающие граждане увозили с собой. Эти средства переходили в общественное пользование, и ими выплачивалось жалованье экипажам кораблей.

Победоносного для греков морского сражения при острове Саламин тоже могло не произойти, поскольку один из начальников флота спартанец Еврибиад хотел сняться с якоря и плыть к Коринфскому перешейку, на котором находилось сухопутное войско пелопоннесцев. Фемистоклу опять пришлось прибегнуть к обману. Он известил Ксеркса о том, что греки хотят бежать, и просил поскорее напасть на греческий флот. Так и случилось. Ксеркс собрал военный совет, на котором его военачальники высказались за сражение в узких проливах у Саламина. Лишь царица Галикарнаса Артемисия советовала отказаться от сражения. Она утверждала, что нужно подождать, скоро греческий флот сам развалится и все разбегутся по своим городам. Вот так оценивали противники сплоченность и патриотизм греков.

Историк Геродот указывает на то, что корабли греков при Саламине были тяжелее и, соответственно, менее манёвренными по сравнению с вражескими. Современные исследователи объясняют это несколькими факторами: нахождением на триреме помимо команды гребцов как минимум 20 тяжеловооружённых гоплитов (не менее 2 тонн), а также различиями в конструкции. Меньшая манёвренность греческого флота была бы выгодной для персов в открытом море. В условиях же узких проливов больший вес трирем эллинов делал их более устойчивыми, так и менее восприимчивыми к тарану. Флот персов же состоял из кораблей покоренных стран. Так, в битве принимали участие корабли финикийцев и ионийцев. Египетский флот не участвовал в сражении, поскольку он был отправлен заблокировать западный выход из Саламинского пролива.

В ходе сражения Фемистокл использовал тактику обманного отхода центральных кораблей флота, из-за чего линия греческого флота выгнулась дугой и корабли флангов смогли атаковать борта кораблей персов. На стороне греков оказалось и бурное течение пролива, которое просто лишило управляемости легкие корабли персов. Флот персов был разбит, а Ксеркс бежал в Персию, бросив сухопутную армию, которая была уничтожена в битве при Платеях.

Герой и настоящий патриот Эллады, Фемистокл, стал всеобщим любимцем и … жертвой демократии. Небывалая слава и авторитет Фемистокла вызвали у афинян подозрение в стремлении к тирании. В 471 г. по предложению вождя афинских аристократов Кимона Фемистокла изгнали из Афин. После долгих скитаний он с семьей удалился в Персию к царю Артаксерксу I, который предоставил ему политическое убежище и дал в управление три города в Малой Азии: Магнесию, Лампсак и Миунт. В 459 г. герой Эллады Фемистокл умер от болезни или, по ряду свидетельств, принял яд и покончил жизнь самоубийством, узнав, что персидский царь собирается отправить его воевать с греками. Так демократическая Греция отплатила человеку, спасшему ее от персидского рабства.

Полагаю, что выводы о патриотизме греков в войнах с персами можно сделать вполне однозначные. Греки в тот момент не обладали каким-либо осознанием единства. Конечно, каждый гражданин был готов сражаться за собственный город (да и то не всегда), не понимая, что лишь в единстве проявляется сила, патриотизм и любовь к родине. Просвещенная Эллада не смогла объединиться и проявить патриотизм и в дальнейшем, долгие сотни лет оставаясь покоренной сначала македонцами, затем римлянами.

В заключение проекта хотелось бы сказать несколько слов о взаимосвязи демократии и любви к своему отечеству. Действительно, такую связь можно обнаружить. Демократия предполагает власть народа. Граждане принимают участие в управлении государством, а в Афинах, так вообще, даже распределяли полученные богатства между собой. При афинской демократии граждане действительно считали государство своим – они им управляли и владели. Элементарное чувство собственности позволяло говорить о любви граждан к своему городу. Вот простой пример. Вы же любите СВОЮ корову и будете ее защищать от волков? Однозначно. А если корова будет ЧУЖАЯ? В этом случае вы еще десять раз подумаете, стоит ли рисковать собственной жизнью за чужую собственность. Так и с демократией. Если граждане чувствуют, что они действительно управляют государством, то они будут считать это государство СВОИМ, а следовательно, любить его и проявлять чудеса патриотизма.


Скачать информационно-творческий проект «Патриотизм греков в войнах с персами»