Информационно-творческие проекты — ГДЗ к учебнику по истории России. Арсентьев. 7 класс 2 часть

ИВАН ГРОЗНЫЙ В ОЦЕНКАХ ПОТОМКОВ

С помощью дополнительной литературы и Интернета подберите высказывания историков и публицистов об Иване Грозном и результатах его правления. Проведите в классе обсуждение этих высказываний. Почему оценки этого исторического деятеля столь противоречивы? Почему распространена версия «двух Иванов Грозных» (первой и второй половины правления)? Результаты исследования разложите в виде тезисов выступления по данной теме перед одноклассниками.

Концепция двух Иванов Грозных в оценке историков XVIII века

В своё время еще Андреем Курбским, который сначала был преданным соратником Ивана Грозного, а позже стал его непримиримым политическим противником, был сформулирован подход к оценке деятельности, личности Ивана IV, согласно которому в начальный период своего правления царь был «добрым и нарочитым», от бога «препрославленный», а затем уже превратился в жестокого тирана, погрязшего в грехах.

Этот подход, названный концепцией «двух Иванов», утвердился в качестве официального в период правления первых Романовых (в XVII в.), которым важно было, с одной стороны, подчеркнуть свое родство с династией Рюриковичей, а следовательно и с Иваном Грозным (дед Михаила Романова был родным братом первой жены Ивана Грозного Анастасии и дядей царя Федора Ивановича — сына Ивана Грозного) для обоснования своего законного права на царскую власть, а, с другой стороны, нужно было решительно отмежеваться от ужасающих жестокостей времён опричнины.

Так, с подачи первых Романовых, в историографии стала продвигаться концепция двух Иванов Грозных, основанной на оценке деятельности власти в первую и вторую половины правления самодержца.

Известный русский историк первой половины XIX в. Н. М. Карамзин взял на вооружение концепцию «двух Иванов», представив Ивана Грозного в качестве добродетельного мудрого государственного деятеля в первую половину его царствования и как правителя-деспота во второй половине царствования.

В концепции Н.М.Карамзина чётко подчеркивалось благотворное влияние на царя Ивана IV его мудрой жены из рода Романовых. Опричнина же трактовалась Карамзиным как прихоть полубезумного деспота, лишенная государственного смысла, как проявление лишь злой воли Ивана IV. Он подчеркивал двойственный характер личности Ивана Грозного, в котором сложно сплелись добродетель и тиранство.

Мнения историков XIX века и первой половины XX века

Историк Н.И.Костомаров считал, что не было никаких «двух Иванов». «Иван Васильевич, одаренный, в высшей степени нервным темпераментом и с детства нравственно испорченный, уже в юности начал привыкать ко злу и, так сказать, находить удовольствие в картинности зла, как показывают его вычурные истязания над псковичами, — писал Н.И.Костомаров. — Как всегда бывает с ему подобными натурами, он был до крайности труслив в то время, когда ему представлялась опасность, и без удержу смел и нагл тогда, когда был уверен в своей безопасности: самая трусость нередко подвигает таких людей на поступки, на которые не решились бы другие, более рассудительные».

А вот историк С.М.Соловьёв рассматривал правление Ивана IV с точки зрения становления государственности. Поэтому все, что способствовало упрочению государства, признавалось им положительным. Деятельность Ивана Грозного, по мнению Соловьёва, привела к замене старой элиты, основанной на клановости и семейных узах, новой, прогрессивной и государствообразующей, и поэтому при всех жестокостях царя его деятельность следует рассматривать как шаг вперед.

С Соловьёвым согласен и историк К.Д.Кавелин, считавший, что «опричнина – учреждение, оклеветанное современниками и непонятное потомству», имела государственный смысл как процесс постепенного вытеснения старых «родовых» начал «государственными». Вместе с тем он, как и Соловьёв, осуждал жесткость Ивана Грозного. «Не произнесет историк, — писал С. М. Соловьёв, — слово оправдания такому человеку». Но позже последователи идеологии государственности отказались от моральных оценок как от ненаучных.

Вопрос централизации власти рассматривает в своих работах и историк С.Ф.Платонов. Он считал, что Иван Грозный вместе с дворянством вел борьбу против боярства как главного тормоза на пути централизации государственной власти. Реформ Ивана Грозного оказалось недостаточно для завершения централизации, поэтому потребовалось организованное в масштабах страны насилие – опричнина.

Под влиянием этой концепции оказался историк М.Н.Покровский, который трактовал опричнину как «дворянскую революцию» против старых удельных порядков. Этой концепции придерживались также и другие видные советские историки, например, И. И. Смирнов, С. В. Бахрушин, В. К. Корецкий, Р. Г. Скрынников.

Популярности концепции С.Ф.Платонова в исторической науке середины прошлого века, во многом, способствовали политические факторы. Дело в том, что личность царя Ивана IV весьма импонировала И.В.Сталину, который подчеркивал исторически прогрессивный характер опричнины Ивана Грозного, а развернутый им массовый террор рассматривал как государственную необходимость. При этом Сталин, очевидно, стремился оправдывать свой собственный террор, внедряя в массовое сознание культ мудрого, но строгого вождя, беспощадно сметающего на своём «правильном» пути многочисленных и коварных изменников. Поэтому в середине прошлого века в нашей стране Иван Грозный рассматривался уже как исключительно выдающийся государственный деятель и патриот. Лишь во второй половине прошлого века стал возможен пересмотр старых исторических концепций.

Мнения историков после второй половины XX века

Появление нового взгляда на эпоху Ивана Грозного связано, прежде всего, с именем историка А.А.Зимина, который подверг научно обоснованной критике тезис о прогрессивности опричнины. В своей книге «Опричнина Ивана Грозного» он убедительно опроверг утверждение о том, что опричный террор якобы был направлен лишь против бояр как противников централизации страны. Исследования ряда историков этого периода доказали, что Иван IV боролся не с системой вотчинного землевладения, а с отдельными лицами, ограничивая в правах отдельных бояр и удельных князей, но ни один его указ не подрывал системы вотчинного землевладения. Опричнина не изменила структуру феодального землевладения в России, но утвердила в стране режим личной власти царя.

Современный историк В.Б.Кобрин, который внёс заметный вклад в исследование альтернативности пути развития страны в XVI в., обратил внимание на то, что боярство политически могло быть заинтересовано в централизации, ведь все реформы конца XV – XVI вв., направленные на централизацию государства, совершались по «приговору Боярской думы», т. е. были разработаны монархом в союзе с верхами боярства.

Историки XX века пытались обнаружить в деятельности Ивана Грозного и явлении опричнины некий социальный смысл, поскольку считалось, что человек в здравом уме не должен совершать не выгодных ни одному сословию поступков. При этом историки второй половины XX века попытались определить социальный состав опричнины. Эти попытки оказались неудачными. Среди опричников находились и бояре, и дворяне, и служилые, и духовенство, и холопы – все они вышли из разных слоев общества и оказались как бы оторванными от них, проявляя собственное видение добра и зла. Эту особенность подметил историк Л.Н.Гумилев и назвал ее антисистемным мироощущением. Он проследил развитие антисистемного мироощущения в России XVI века, которое воплощалось то в движении новгородских стригольников, то в ереси «жидовствующих», и наиболее ярко – в опричнине.

Антисистемное мироощущение Л.Н.Гумилев описывает как не имеющее логических доводов видение сущности мира. Например, одни люди считают, что собак можно и нужно бить, а другие полагают, что бить беззащитных животных нельзя. Доказательств ни те, ни другие не приведут, каждому его правота очевидна, он ее ощущает. И вот один говорит: «Ну какая свинья – взял и ударил собаку!» А другой ему возражает: «Ты что, дурак, что ли? Что ж ее не бить, она же собака!». Так и с опричниной. По мнению Л.Н.Гумилева она была создана Иваном Грозным в припадке сумасшествия в 1565 году. Собрана внушительная группа людей, ощущающих мир не так как все и ради опричнины порвавших со всем былым в своих социальных группах. Главным содержанием опричнины стали совершенно беспрецедентные и бессмысленные убийства ради убийств. Однако самая страшная и существенная этническая характеристика опричнины заключается в том, что и царь, и его опричники были абсолютно уверены в благости своих чудовищных злодеяний. «Таким образом, — пишет Л.Н.Гумилев, — в опричнине мы в чистом виде сталкиваемся с тем, что характерно для каждой антисистемы: добро и зло меняются местами. Антисистемный характер мироощущения опричников выразился не только в их поведении, но даже в названии. Старинное русское слово «опричь», то есть «кроме», дало современникам повод называть соратников Грозного кромешниками, а слово это имело вполне определенный философский смысл. И вот почему. В представлении христианина существует понятие ада – места мучений грешников. Ад – «тьма кромешная». Как мы бы сказали сегодня, это пустота, вакуум, в котором нет и не может быть ничего материального, «тварного». В те времена это называли «небытие», считая его самой сутью зла. Значит, кромешники – это люди, одержимые ненавистью к миру, слуги метафизического абсолютного зла. Как видим, наши предки хорошо умели осмысливать суть вещей».

Современный историк Т.В.Черникова так же, как и Гумилев, склонна видеть в Иване Грозном психически больного человека, параноика, страдающего манией преследования. Исследователь В. Ф. Патракова отмечает, что в контексте общероссийского развития деспотизм Ивана IV мало чем отличался от деспотизма европейских дворов, а количество жертв опричного террора было на порядок меньше жертв, например, религиозных преследований в Европе XVI в.

Выводы

Итак, мы увидели, как изменялись оценки деятельности Ивана Грозного в зависимости от периода и от мнения политических элит. В XVIII веке была популярна концепция «двух Иванов», добродетельного Ивана Грозного в первой половине правления, и деспота – во второй половине правления.

Мнения историков XIX века и первой половины XX века разделились. Одни подвергли сомнению концепцию «двух Иванов», полагая, что в первую половину правления Ивана IV управление страной фактически осуществлялось Избранной радой. И, как пишет историк Н.И.Костомаров, «в период правления Сильвестра, Адашева и людей их партии, большей частью принадлежавших к высшему сословию, мы видим мудрую заботливость о народном благосостоянии». При этом сам царь Иван Грозный как был с детства нравственно испорченным, получавшим удовольствие от «картинных зверств», так и остался, только в первой половине он попал под влияние Сильвестра, который всячески старался сдерживать жестокую натуру царя.

Другие историки увидели признаки усиления «государственности» в деятельности Ивана Грозного и с этой точки зрения оценили его правление как прорыв. Эта концепция получила поддержку правящей в то время в стране элиты, поскольку она как бы обосновывала государственный террор в нашей стране в первой половине XX века.

В оценках же современных историков утвердились преимущественно негативные оценки личности, политики Ивана Грозного. Влияние мнения политических элит ослабло, и историки фактически вернулись к позициям XIX века, переосмыслив деятельность Ивана Грозного с социальной и психологической точки зрения. Современные историки даже склонны видеть в Иване Грозном параноика, психически нездорового человека. Однако, неужели психической неуравновешенностью можно  объяснить тот факт, что во времена становления единых государств на престолах почти всей Европы сидели мнительные тираны – Эрик XVI (Швеция), Людовик XI (Франция), Филипп II (Испания), Генрих VIII (Англия), которые не уступали Ивану Грозному в изощрённости пыток и казней. Вряд ли это может быть исчерпывающим объяснением для таких явления как деспотизм и опричнина.

Я считаю, что при общей оценке деятельности Ивана Грозного, не следует представлять её только в черном цвете. Как говорится, история все может рассудить и расставить по своим местам. Действительно в правлении Ивана Грозного сложно переплелись как положительные, так и отрицательные моменты. Реформы 50-х годов XVI века, бесспорно, имели большое положительное значение и внесли позитивный вклад в исторический процесс развития средневекового Российского государства. Можно напомнить об организации в Москве национального книгопечатания Иваном Федоровым, успешную борьбу с Казанским ханством, присоединение Астрахани, в результате чего ликвидированы были опасные очаги внешней агрессии, и всё Поволжье стало российской территорией. Также при Иване IV началось освоение Сибири, наметился экономический рост городов, была создана единая система мер и весов, расцвела публицистика, возникло само понятие Россия.

При этом, жесткость и зверства в борьбе с действительными и мнимыми противниками, а фактически с собственным народом не может иметь оправдания. И уж тем более не может считаться необходимым условием для достижения государственных целей. Беззаконие, произвол на уровне государства, террор, массовое истребление на мой взгляд не может быть связано с государственностью вообще. Да, я понимаю, что при любом правлении найдется множество оппонентов и правитель должен проводить жесткую и умелую политику, чтобы добиться поставленных целей. Я понимаю, что в масштабах огромной страны, в которой каждое решение встречает сопротивление лентяев, казнокрадов, людей, ищущих собственной выгоды и боящихся брать на себя ответственность, безумно сложно что-либо сделать без жесткой вертикали власти. Но не все средства хороши для решения задач. Я в этом уверен.

Скачать текст проекта «Иван Грозный»